Предрассветная тишина мартовского утра, легкий морозец. Ночной снегопад одел изрядно подтаявший серый снег белым покрывалом. Не слышно, как падают из невидимых облаков снежинки. Но вот раздается хруст наста под ногами двух бегущих людей. Это спешили принять очередного новорожденного жеребенка ночной дежурный конюх Екатерина  Тарелкина и вызванный ею маточник Винийфатий
Волков — работники московского конного завода.

Четырнадцатого марта 1946 года, в то ранние часы, когда сон особенно крепок и сладок, заботливые руки Ванийфатия Лаврентьевича и Екатерины Андрияновны приняли мокренького, встряхивающего головкой, гнедого жеребчика, которому суждено было стать известным на всю страну и далеко за ее пределами орловским рысаком. Через час, сладко причмокивая губами, стоя на еще неокрепших ножках, он упорно тянул молоко из теплого вымени своей матери, гнедой кобылы Керамики 2.19, которой в ту пору было уже 16 лет, и этот жеребенок был ее девятым сыном.

Быстро промелькнуло лето, наступил день тревоги и тоски для матери и страха к новой необычной обстановке для гнедого жеребчика, названного Квадратом.  Это был день отъема жеребят от кобыл — большое событие в жизни завода.

На Квадрата долго никто не обращал особого внимания, так как он ничем  не выделялся среди своих сверстников. Но вот однажды, наблюдая групповую прогулку жеребят, директор конного завода Борис Дмитриевич Завильгельский, начальник конной части Александр Ильич Попов и тренер Николай Григорьевич Панков были приятно поражены, когда заметили, как впереди табунка жеребчиков на свободном низком ходу легко бежал правильной рысью небольшой, но плотный гнедой жеребчик. Это был Квадрат. С этого времени Квадрата окружили особой заботой и вниманием.

Здесь необходимо вспомнить историю селекционного замысла создания Квадрата, когда в заводе составлялся племенной подбор к конской случной компании 1945 года. В то время выдающийся специалист в коневодстве, член-корреспондент ВАСХИЛ профессор Владимир Оскарович Витт постоянно курировал селекционную работу с орловской породой, особенно в Московском конном заводе. Анализируя подбор, В.О. Витт одобрил спаривание Пролива 2.11,2, сына Ветерка и Плотины, с Керамикой, дочерью Реума и Картинки. Характеризуя данное сочетание родителей как весьма удачное, он заключал, что результаты должны приумножаться в квадрате. Так, вспомнив это предсказание, и была присвоена сыну Пролива и Керамики кличка Квадрат.

До двухлетнего возраста молодняк воспитывается в конном заводе. После отъема в 6-8 месячном возрасте от матерей у жеребят до года продолжается беззаботное «детство» с небольшими нагрузками во время групповых прогулок. Затем наступает период «учебы» — подготовки будущего ипподромного бойца.

Приближалась весна 1947 года — начало заездки годовичков. Заездку Квадрата поручили наезднику Ивану Павловичу Базанову — у него «мягкие» руки и спокойный и выдержанный характер. А это особенно важно при воспитании жеребят и работе с ними. Много заботы и труда в воспитание и подготовку к ипподромным испытаниям Квадрата было вложено И.П. Базановым и конюхом Надеждой Егоровной Савенковой под постоянным наблюдением директора, начкона и теренера.

В марте 1948 года в 4 часа утра Квадрата привязали к повозке заряженной рабочей лошадью, и повели в Москву на ипподром, расположенный в 60 км от конного завода. Дальнейшее воспитание и подготовку к испытаниям Квадрата поручили одному из лучших наездников Центрального Московского ипподрома  мастеру-тренеру Александру Родионовичу Рощину, а повседневный заботливый уход — опытному конюху Виктору Андреевичу Максимову.

Уже в июле Квадрат под управлением Александра Родионовича впервые выступил в призу со своими сверстниками и занял второе место с резвостью 2.30 на дистанции 1600 метров. Второе его выступление месяц спустя было совсем неудачным — Квадрат был чем-то расстроен, нервничал, на дистанции сбивался с правильного хода, к финишу пришел третьим, но был лишен платного места за лишние сбои. Пятого сентября Квадрат был первым в призу, и дальше пошли победа за победой. Беговой сезон в возрасте двух лет Квадрат закончил с лучшей резвостью 2.25.

1949 год принес ему еще больше успехов. В начале на нем было выиграно три приза подряд, а том числе Трехлетний зимний для орловцев, Трехлетний зимний открытый — в 2.16. В летнем сезоне, в июне, в Трехлетнем призе для орловских рысаков и в июле в Открытом призе — для орловских и русских рысаков — опять победил Квадрат. Последнее выступление жеребца по зимней дорожке 21 декабря вновь приносит победу и новый пожизненный рекорд — 2.11.

Наступил 1950 год — год полного расцвета сил выдающегося рысака. 26 февраля — победа в Большом зимнем орловском, ныне призе памяти П.Н. Кулешова, а 19 марта — в Большом зимнем открытом призе. А сколько волнений конникам принес розыгрыш главных призов в самый ответственный летний период! Говорили, что Квадрат не сможет быть первым в летних призах, ведь такого триумфа не случалось  за 200-летнюю историю орловской рысистой породы.

25 июня конники Московского конного завода выехали на Московский ипподром, где в этот день разыгрывался Большой приз для лошадей 4 лет орловской рысистой породы, ныне приз Барса. Обычно в розыгрыше этого приза участвует большое число наездников, но в этот раз запись Квадрата многим из них «охладила пыл» и оспаривать этот приз решилось только пять наездников на своих лучших питомцах.  Приз разыгрывался в два гита и оба гита Квадрат был вне конкуренции первым, показав лучшую резвость 2.09,3.

Очень трудно пришлось Квадрату при розыгрыше 23 июля Большого Всесоюзного четырех летнего открытого приза. На старт вышли 7 лучших четырех летних рысаков орловской (2) и русской (5) рысистых пород. Дистанцию 1600 метров они должны были пробежать трижды. Главным соперником Квадрата оказался русский рысак Маяк (от Ревизора и Мечты), бежавший под управлением мастера наездника А.В. Зотова. В первом гите половину дистанции лидировал Квадрат, но затем его обошли два соперника. В последнем повороте вперед вырывается Маяк, а Квадрат следует только четвертым. Напряжение достигло предела. Тысячи зрителей на трибунах затаили дыхание — тишина! Финишная прямая. Осталось менее четверти дистанции и Квадрат начинает по одному обходить соперников. Остался один Маяк, но и финишный столб близок! А.Р. Рощин вспоминал: «Финишный столб рядом, а Маяк впереди, и в миг созревает решение — дать полную волю Квадрату, ведь он не умел проигрывать. Вожжи, натянутые как струны, брошены, Квадрат весь вытянулся, делает какое-то невероятное усилие и… звонок извещает конец бега». Тысячи людей на трибунах, наблюдавшие эту невероятно упорную борьбу, разряжают тишину криками восторга и аплодисментами. Квадрат первый! Он опередил вторую лошадь всего на полголовы, а резвость обоих — 2.08,1.

Однако, что бы быть победителем Большого Всесоюзного приза, нужна победа в двух гитах. Во втором гите Квадрат не удачно принял старт и финишировал только четвертым.  Третий решающий гит. Для Квадрата нужна только победа. И она завоевана! На первой четверти дистанции Квадрат вырывается вперед и уже никто из участников этого бега не в силах был достать этого могучего орловца. Впервые в истории коннозаводства орловский рысак первенствовал во всех главных призах два года подряд. Три года беговой карьеры Квадрата были увенчаны многими блестящими победами, на нем же (в четырех летнем возрасте его бессменным тренером, мастером-наездником А.Р. Рощиным) был установлен Всесоюзный рекорд на 3200 метров — 4.23.

Учитывая большую племенную ценность Квадрата, он был снят с дальнейших испытаний и уже в пяти летнем возрасте стал одним из лучших заводских производителей орловских рысистых заводов страны.

На ВДНХ СССР в 1954 году Квадрат удостаивается звания чемпиона породы. Второй и третий раз это почетное звание ему присваивают в 1957 и 1961 годах. Высшая оценка присуждена Квадрату на Международной выставке-ярмарке в Лейпциге. В честь знаменитого рысака на ВДНХ у павильона коневодства устанавливают монументальную скульптуру, а в 1969 году у главного манежа конного завода — другую, выполненную скульптором Э.Н. Гиляровым.

Уход за вернувшимся в завод Квадратом был поручен опытному конюху Василию Дмитриевичу Курьянову. Хорошо изучив характер, поведение и привычки Квадрата, он прекрасно справлялся с этой работой. А начиная с 1972 года за Квадратом стала ухаживать Тамара Ивановна Блинникова. И она быстро покорила его своим ласковым, добрым отношением. По характеру Квадрат был строгий, не любил «знакомиться» с новыми людьми. Трудно было когда Василий Дмитриевич и Тамара Ивановна уходили в отпуск или на выходные дни, — Квадрат становился угрюмым, плохо ел и мог совсем не пустить в денник подменного конюха. Квадрат не терпел по отношению к себе грубости и любую обиду не забывал.

24 года Квадрат был производителем Московского конного завода. Он пал в 1975 году, не дожив до 30 лет четырех месяцев. В Московском конном заводе от него получено 250 детей (122 жеребчика и 128 кобылок). Широкое использование Квадрата было достигнуто благодаря организации пункта по искусственному осеменению при Всесоюзном научно-исследовательском институте коневодства, в чем большая заслуга научных сотрудников Ариадны Николаевны Буйко-Рогалевич и Татьяны Петровны Веревкиной, больших энтузиастов своего дела.

Квадрат оставил много ценных потомков, в том числе класса 2.10 и резвее — 19 детей, среди них — один из лучших его сыновей от Бронной — Букет 2.03,2 р, 3.16,4; 4.26,2, 1969 г.р., — рекордист породы ВДНХ СССР и победитель многих традиционных призов. Его родной брат Бокал 2.06,6  — победитель 29 призов, включая 3 международные. Оба брата были производителями в Московском и других заводах.

Победителями главного традиционного приза Барса для 4-летних рысаков на Центральном Московском ипподроме были пять внуков, правнуков и праправнуков Квадрата: Камертон 2.09,8 в 1968 году, выступал под управление мастера-наездника М.Г. Пупко, Гик 2.09,8 в 1969 году (мастер-наездник В.Н. Смирнов), Блокпост 2.05,7 в 1981 году (мастер-наездник Н.Ф. Сергеев), Генеросо 2.06,8 в 1982 году и Балтиец 2.06,8 — в 1983 году (мастер-наездник А.М. Турков).

Около 100 детей и внуков Квадрата вошли в класс 2.15. Большое количество орловских кобыл в маточном составе заводов потомки Квадрата.

Еще раз необходимо подчеркнуть то большое влияние широкого использования Квадрата на формирование заводского типа орловских рысаков в заводе.

Около 600 детей было получено от было получено от Квадрата в Московском заводе и других коневодческих хозяйствах. Их можно было встретить не только во всех уголках нашей страны, но и в 12 зарубежных странах, в том числе за океанов —  в США. Дети и внуки Квадрата пользовались спросом на международных аукционах и особенно со стороны Финляндии, куда было продано около 170 голов.

Пройдут многие годы, но коневоды нашей страны не забудут знаменитого рысака Квадрата и тех, кто своим трудом и талантом создал его. Орловские рысаки — это золотой фонд в коневодстве нашей страны, наша национальная гордость.

д. Очкин
заслуженный зоотехник РСФСР, 1984 г.